Статьи

Винное путешествие в Ливан

В июне 2014 года завсегдатаи московского винного клуба «750 миллилитров» посетили, возможно, самую экстремальную, но интереснейшую для винного туризма страну – Ливан. О своих впечатлениях рассказали двое из «винных путешественников»: Станислав Лобанов и Нина Жорина.

 

WH: Почему вы решили поехать именно в Ливан? И откуда возникло такое странное желание?

С.Л.: Любопытство по поводу виноделия Ливана у меня возникло в прошлом 2013-ом году. К сожалению, ливанские вина представлены на российском рынке буквально двумя-тремя производителями, и сет для дегустации в клубе пришлось везти из Лондона. Уровень качества вин, которые мы попробовали, был очень высок, и это стало большим сюрпризом для всех участников дегустации. Захотелось узнать больше, и я решил для себя, что в ближайшее время нужно туда ехать, смотреть и пробовать больше. Благоприятная возможность выпала очень скоро: «Аэрофлот» объявил распродажу билетов на направлении Москва–Бейрут – глупо было упускать такой шанс!

Н.Ж.: Я, кстати, не попала на ту клубную дегустацию в декабре. Поэтому идея ехать в Ливан была для меня вдвойне заманчивой. А приобрести билеты в Бейрут оказалось несложно и не так уж дорого, хотя распродажа меня лично не коснулась.

 

WH: Не было ли страшно ехать?

Н.Ж.: Не столько страшно, сколько любопытно, поскольку очень интересно посетить страну, вина которой в России практически невозможно попробовать. Одно дело Франция, Италия. Ты примерно знаешь, что получишь, а здесь – terra incognita. Люди, мнение которых для меня достаточно авторитетно, попробовали и сказали, что это достойно внимания, и, конечно, мне хотелось тоже попробовать.

 

WH: В плане подготовки с какими трудностями вы столкнулись? Визы, прививки…? Ливан всё-таки страна третьего мира.

С.Л.: Подготовка на самом деле достаточно простая. Для пребывания в Ливане сроком до 30 дней виза не нужна. Обязательных прививок делать тоже не нужно. Тем не менее, важно помнить и понимать, что страна до сих пор находится в состоянии законсервированной гражданской войны. Террористическая угроза вполне реальна. На дорогах много полицейских и армейских блокпостов, поэтому при перемещении по стране желательно сопровождение местного гида или, по крайней мере, водителя. Мы это понимали. Выбирали между российскими туроператорами и операторами, которые работают на месте, вели переписку и с теми, и с другими. В итоге российский туроператор предложил лучшие условия, его мы и выбрали.

 

WH: Под гидом подразумевается человек с автоматом? Как, например, принято в африканских странах?

 

С.Л.: Нет, это просто человек, который знает местные реалии, знает географию, язык страны, который может общаться, помочь решить простые житейские проблемы, решение которых у иностранца заняло бы гораздо больше времени.

 

Участники экспедиции: Нина Жорина, Станислав Лобанов, Ирина Баталова, Елена Рудая, Philipp Buckup
Участники экспедиции: Нина Жорина, Станислав Лобанов, Юлия Баталова, Елена Рудая, Philipp Buckup
 

WH: Ваша группа состояла из пяти человек, среди которых было три девушки. Учитывая, что Ливан воспринимается как мусульманская страна, были ли в связи с этим какие-то сложности?

 

С.Л.: Большое заблуждение, что Ливан – мусульманская страна. В стране зарегистрировано 18 религиозных групп, и ни одна из них не является доминирующей. Христианское население составляет более 40%.

 

Н.Ж.: Я была предупреждена, что к женщинам, въезжающим в страну, относятся с повышенным вниманием, и для меня это не было сюрпризом. По прилёте женщин приглашают в отдельную комнату пограничного контроля и делают копию паспорта. Собственно, на этом все «проблемы» и заканчиваются. Конечно, если ты этого не знаешь, то можно испугаться, не понимая, куда тебя ведут. Я была к этому готова, и никаких сложностей не возникло.

В принципе само по себе это многообразие конфессий и такое дружелюбное отношение создают очень мирное и спокойное ощущение. Несмотря на все эти блок-посты, несмотря на людей с оружием, которые попадаются, местные жители совсем не агрессивные. Оказалось, что внутри страны принят достаточно свободный стиль в одежде: есть женщины, соблюдающие в одежде мусульманские традиции, есть те, кто одет совершенно по-европейски, а молодых девушек нередко можно увидеть в шортах и открытых майках. Мы рядом с некоторыми местными женщинами выглядели куда более целомудренно, потому что запаслись перед поездкой подобающей, по нашим представлениям, одеждой: длинными юбками, брюками и закрытыми кофтами. Мы даже не представляли, что здесь не будет какого-то дресс-кода.

 

С.Л.: Стиль и манера общения в Ливане мало чем отличаются от принятых в Европе.

 

WH: В Ливан вы ехали, чтобы попробовать их вина и проникнуться их винной культурой. Расскажите, какие там есть производители, что вас поразило, и что из того, что там есть, обязательно стоит попробовать в России?

С.Л.: Ливан – это страна бурно развивающегося виноделия: ещё пару лет назад там было около тридцати хозяйств, а в этом году они уже декларировали сорок, и Союз виноделов Ливана прогнозирует, что число виноделен через три года утроится. Поэтому там есть на что посмотреть.

Благодаря дегустации, проведённой в клубе «750 миллилитров», я уже пробовал некоторые вина. Кроме того, до поездки я успел познакомиться со многими виноделами и их продукцией на выставке ProWein в марте 2014.

Как я уже говорил, сет для дегустации в клубе пришлось покупать не в России, а в Лондоне. Насколько мне известно, сейчас в России можно найти продукцию Chateau Musar (Шато Мусар) и Massaya (Массая). Их можно приобрести здесь. Вина остальных ведущих хозяйств не импортируются.

Вообще, очень хотелось посетить порядка пятнадцати хозяйств. Но мы решили, что всё же едем отдыхать, а не работать, поэтому больше чем в три хозяйства за день мы не заезжали – оставшееся время тратили на осмотр достопримечательностей. Пришлось какие-то из виноделен оставить на наш следующий визит.

 

WH: Большие расстояния между винодельнями?

С.Л.: Нет, в основном хозяйства находятся в долине Бекаа, есть чуть дальше в Горном Ливане, разница в расстоянии несущественная. И часть хозяйств находится в Батруне – это чуть севернее Бейрута, в частности IXSIR находится буквально в 50–60 км от Бейрута, по российским меркам всё рядом, страна довольно маленькая.

 

WH: Если говорить о ливанских винах, насколько они сочетаются с местной едой? Существуют ли готовые сочетания ливанских вин и ливанской еды?

С.Л.: Первое коммерческое вино Ливана было розовым, его выпустило хозяйство Domaine des Tourelles ещё в XIX веке. Кстати, хозяйство существует до сих пор, пережив все войны. Стиль стал очень популярным. И до сих пор все хозяйства Ливана имеют в своей линейке одно, а некоторые и несколько видов розовых вин – совершенно различных и по технологии, и по сортовому составу – это может быть и cенсо, и каберне фран, и барбера, и сира. Для жаркой погоды, а в Ливане 28 градусов летом – обычное дело, розе – прекрасный вариант. Менее популярны белые, но, скорее всего, просто из-за недостаточно хороших климатических условий для выращивания белых сортов. Хотя определенные успехи есть и здесь. Нам очень понравились белые у Chateau Ka и IXSIR.

Но, конечно, главное достижение ливанских виноделов – это красные вина. А красные очень хорошо подходят к местной кухне, где мясные блюда занимают существенное место: кюфта, кебабы и пр.

 

WH: А с чем они пьют розовое?

С.Л.: Розе можно пить без сопровождения, как аперитив.

 

Н.Ж.: Розовое они пьют охлаждённым. Очень много разнообразных салатов, зелени, холодных закусок типа хумуса, национальные тонкости в виде оригинальных заправок, которые хорошо сочетаются с розовыми винами. И это прекрасно!

 

WH: Если говорить о ресторанах, насколько они хороши, и насколько полно там представлены местные вина?

С.Л.: Когда мы говорим «ливанская кухня», надо понимать, что Ливан – страна многонациональная и мультикультурная. Есть христианская диаспора, мусульманская диаспора, каждая со своими традициями еды. Есть большая армянская диаспора со своей национальной кухней.

Ливан продолжительное время находился в политической зависимости от Франции, и присутствие большого количества платёжеспособных европейцев, несомненно, оказало влияние на гастрономические традиции. Во время войны многие ливанцы были вынуждены эмигрировать в Европу и Северную Америку. Практически в каждой семье есть близкие родственники, которые живут за границей: в США, Англии, во Франции. Собственно говоря, многие ливанцы бывали или даже продолжительное время жили и работали за границей, европейская культура им не чужая. Ресторанная культура получила здесь достаточно большое распространение. Кафе, баров и ресторанов много, они популярны, и это не очень дорого. Местные туда приходят просто поесть. Если вы окажетесь в отдалённых районах Бейрута, то и там вы обнаружите маленькие симпатичные ресторанчики с замечательной едой. В некоторой степени это напоминает Италию.

Что касается вин в ресторанах, то, конечно, крупные производители – Ksara и Kefraya – представлены почти везде. Со средними и мелкими ливанскими винодельнями сложнее. Конечно, кроме ливанских вин, в ресторанах хорошо представлены французские.

 

 

WH: А в какие бокалы разливают вино? Вспоминаю, например, что в Индии с этим достаточно сложно, вина разливают в миниатюрные бокалы, которые скорее напоминают рюмки. Дегустировать нет никакой возможности, разве что залпом пить.

Н.Ж.: Я вообще считаю, что нам очень повезло, потому что удалось поесть в ресторанах и закусочных совершенно разного уровня, начиная от ресторанчика в Баальбеке, где кроме дедушки и его внука просто больше никого нет, и они сами жарят-парят и развлекают нас – единственных клиентов, и заканчивая известным достаточно пафосным армянским рестораном. Но стекло есть везде: и очень простые бокалы, и бокалы в правильном понимании этого слова. Был момент, когда нам одни бокалы поменяли на другие, увидев, какое значение мы придаём вину, как мы его выбираем, и что мы заказываем.

 

С.Л.: Ситуация несильно отличается от российских ресторанов. Если вы придёте в простой российский ресторан, вам дадут дешёвый бокал, хотя теоретически, если попросите, вам могут заменить его на «правильный».

 

WH: Давайте теперь поговорим непосредственно о винном туризме. Какие услуги предлагались, как вообще всё это выглядело. Типичный день винного туриста в Ливан.

С.Л.: Мы всё же были не вполне типичные туристы для этого направления. Нашего туроператора удивила заявленная тема путешествия. Они были сами не в курсе, что в Ливане есть так много интересных виноделен. Обычно туристам в Ливане предлагают фабрики сувениров и мыловарни в качестве характерного и оригинального местного бизнеса. Но туроператор готов был расширить свои горизонты. Мы поставили им задачу, и они, на наш взгляд, справились с ней хорошо.

 

Шато Мусар

 

Н.Ж.: Даже ливанский гид, а не только русский туроператор, был не в курсе, что есть такое количество винных хозяйств. И хотя у них нет запрета на употребление алкоголя, возможно, культура вина – это не то, что для ливанцев традиционно.

 

С.Л.: Винный туризм в Ливане в организационном плане не принципиально отличается от винного туризма во Франции или Италии. Есть винодельни, которые «заточены» под туристов. Они всегда наготове: есть специальный человек, который сидит и принимает посетителей, проводит экскурсию и дегустацию. Это, как правило, крупные хозяйства. Там есть готовая программа посещения, они знают, о чём рассказывать, что показывать. А есть маленькие винодельни, с которыми нужно договариваться о посещении заранее. У винодела много других забот, кроме как развлекать туристов, но, тем не менее, многие из них рады проявленному интересу. Для них виноделие – дело их жизни.

 

WH: Винодельни Ливана «заточены» под продажу?

Н.Ж.: Когда после дегустации естественно возникает желание что-то прикупить, они мгновенно предлагают. Мы нигде не столкнулись с тем, что винодельни отказались продать нам своё вино.

Кстати, мы общими усилиями привезли сет ливанских вин для дегустации в клубе. Так что, скорее всего, в сентябре, пригласим всех любопытных. Информация будет на сайте клуба: www.750ml.ru.

 

WH: У виноделов дешевле, чем в магазине?

С.Л.: Не всегда. У разных виноделен разная ценовая политика. Для пользы читателей, могу сказать, что два самых больших хозяйства: Chateau Ksara и Chateau Kefraya – всегда готовы принять туристов. У Ksara это абсолютно бесплатное посещение, Kefraya берет небольшую плату, но за эти деньги они предлагают более разнообразную программу: есть поезд, который везёт тебя через виноградники, есть возможность ужина на винодельне. В Chateau Musar попасть немного сложнее, но и у них есть своя программа для туристов с посещением винного погреба.

Относительно цен на продукцию ситуация разная. Большие винодельни предлагают цены такие же, как и в супермаркетах Бейрута – ничего не сэкономишь. Более мелкие винодельни интереснее в этом плане – можно что-то купить дешевле.

 

WH: Торг уместен?

Н.Ж.: Не знаем. Мы хотели купить то, что нам понравилось, и у нас даже мысли не возникло о том, что можно поторговаться. (Смеётся.)

Нас очень хорошо везде принимали. Буквально одна из всех виноделен, которые мы посетили, нас несколько разочаровала, но только потому, что до этого мы были в маленьких хозяйствах, где сами виноделы с нами общались, проводили экскурсию, отвечали на миллион наших вопросов. Всё было по-домашнему, очень уютно. А у последней винодельни была большая обкатанная туристическая программа, нас водили в составе большой группы, и мы несколько заскучали.

 

WH: Было что-то, что поразило вас до глубины души?

С.Л.: Да, до того момента, пока я сам не побывал на всех этих винодельнях, я и понятия не имел, насколько они разные. Каждое хозяйство имело своё лицо, свой собственный неповторимый характер. Есть высокотехнологичная винодельня IXSIR, сочетающая эту свою технологичность с тёплой домашней атмосферой. Есть старая винодельня Domain des Tourelles – первая коммерческая винодельня страны. Там выставлено старое винодельческое оборудование ХIX века, для выдержки некоторых вин используются столетние бетонные ёмкости, а сама винодельня полна антикварных вещей, накопившихся за долгую историю её существования.  Бережное отношение к своему наследию – один из принципов компании. В Massaya во главе угла стоит креативность, стремление к самовыражению. Chateau Ksara и Chateau Musar поражают своими винными погребами.

Domain des Tourelles

 

Н.Ж.: Погреба действительно впечатляющие! У Chateau Musar вина проходят длительную выдержку, в том числе и прямо в бутылках. Стены погреба – это выход скалы, в подвалах очень влажно и прохладно, пауки, многолетняя паутина, плесень. При этом винодельня очень известная, очень рейтинговая, с высокой оценкой мировых критиков. И, конечно, это сочетание поражает. Но, тем не менее, когда пробуешь их вина, всё встаёт на свои места. Окисленный стиль вин – визитная карточка хозяйства.

 

WH: Расскажите о специфике страны. Не повлияла ли на ваши планы та самая вялотекущая война? Где она вмешивалась?

С.Л.: Действительно, в самый последний день, когда у нас планировалось посещение двух последних виноделен, мы не смогли попасть в долину Бекаа из-за произошедшего теракта. Дорога была перекрыта, и нам пришлось менять свои планы. В следующие три дня произошёл ещё один теракт в пригороде Бейрута. Конечно, с точки зрения безопасности это вам не Швейцария! Русским туристам не привыкать, мы как-то достаточно спокойно к этому относимся, но риски нужно осознавать.

 

Н.Ж.: Страшно-то на самом деле не было. Наша действительность, в которой мы живём, не сильно отличается. У нас тоже такие ситуации бывают, и мы немножко к этому привыкли. Тем не менее, наш гид был сильно напуган. И кстати, был напуган тем, что если мы сейчас узнаем о случившемся, то изменим своё отношение ко всему нашему путешествию. Его это сильно беспокоило, он был расстроен. «Ну вот, опять к нам никто не поедет», – сказал он, когда стало известно о взрыве.

 

WH: Если бы у вас была возможность вернуться в Ливан, побывать в новых местах, побродить по неизведанным тропам, вы бы ещё раз поехали?

Хором: Да, конечно! Безусловно!

 

WH: Что вы можете рассказать о бюджете самой поездки?

Н.Ж.: Я покупала максимально бюджетные билеты, и перелёт был с пересадкой. До 12 000 рублей у меня ушло на билеты в оба конца.

 

С.Л.: Билеты «Аэрофлота» экономкласса стоят порядка 15 000 рублей. Единственное, очень дорогие гостиницы в самом Ливане. В Бейруте – примерно 100$ за ночь. Бюджет лучше планировать исходя из этого. Можно, конечно, найти гостиницы и дешевле, но это будет ультра эконом-класс с низким качеством проживания и обслуживания.

 

Н.Ж.: Когда Стас предлагал бронировать отель не дешевле 100$ за ночь, я, честно говоря, подумала, что это немножко слишком. В Европе обычно выбираешь более дешевые варианты жилья. Но теперь я понимаю, что это было правильное решение. Не рискнула бы в Ливане выбрать более дешёвое жилье.

 

WH: А если говорить о транспорте, гиде и самих винодельнях?

С.Л.: Посещение виноделен было бесплатным, кроме, повторюсь, винодельни Chateau Kefraya. Гид с машиной стоил 70$ в день с человека. Нас было пятеро.

 

Н.Ж.: Мы ездили целый день. Выезжали в 9 утра и возвращались в отель около 9–10 вечера. И гид был с нами всё время, даже после того, как мы заканчивали свою программу и останавливались где-то поужинать. Гид сопровождал нас прямо до гостиницы. Их ответственность за безопасность туристов очень высокая, это чувствуется.

 

WH: Посоветуете ли вы людям, которые интересуются вином, поехать в Ливан и совершить путешествие по местным винодельням?

С.Л.: Обязательно нужно ехать в Ливан. Особенно ценителям вин. К сожалению, в России не так много людей, которые могут сказать, что они хорошо знакомы с ливанскими винами, просто потому что мало кто пробовал их в достаточном количестве. Но могу заверить, что это действительно очень интересное направление и вы не будете разочарованы.

 

 

К тому же Ливан – это не только винодельни, это и большое культурное наследие. Это и археологические сокровища, которые собраны в музеях Бейрута, и руины в Баальбеке и Тире. Руины – это, кстати, не очень точно сказано, в Баальбеке находится храм Диониса – одна из наиболее сохранившихся античных построек в мире. Есть ещё много других достопримечательностей, которые стоит увидеть.

 

Н.Ж.: Да, и ливанский кедр в национальном заповеднике! Место с совершенно потрясающей атмосферой. Ливан очаровывает, и туда хочется вернуться.

Ливанские кедры

Фото (с) Philipp Buckup, Станислав Лобанов, Елена Рудая


винный туризм, экстрим, ливан, винный туризм в мире, 750ml и полезные советы.